Место комического в средневековой культуре. Эстетика карнавала.

Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса Бахтин М. А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним. Французские романтики, особенно Шатобриан и Гюго, относили его к небольшому числу величайших"гениев человечества" всех времен и народов. Его считали и считают не только великим писателем в обычном смысле, но и мудрецом и пророком. Вот очень показательное суждение о Рабле историка Мишле:

Карнавальная культура средневековья

Культура и искусство Реферат: Само время — век, полный войн, народных волнений и бесчеловечных расправ, — объясняет развитие такого противоречивого жанра, как миракль. С одной стороны, крестьянские массы брались за топоры, восставали, с другой — подчинялись тяжелой жизни. Отсюда и элементы критики, и религиозное чувство в мираклях. История развития карнавала и маскарада Повсюду чествуются карлики, великаны, гигантские чрева и носы, жующие рты и выпученные от эмоций глаза.

О теории народно-смеховой культуры М.М. Бахтина М.М. Бахтина « Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса». и частицами единой и целостной народно-смеховой, карнавальной культуры» (с. Автор отмечает особое свойство народного смеха уничтожать страх.

Бахтиным, - самое серьёзное достижение отечественного литературоведения по данному вопросу. Не следует считать, однако, что Бахтин - единственный, кто занимался проблемой народной смеховой культуры. Одновременно и на том же материале, что и Бахтин, работал Л. Учёные были связаны личным знакомством и общением. Параллельно с трудами Бахтина и Пинского по западноевропейской карнавализованной литературе шла работа над русской праздничной культурой.

Продуцирующим характером Пропп объясняет и массовый разгул, сопровождающий большинство аграрных праздников. Для Бахтина же главный принцип народной праздничной культуры - принцип вечной смены, обновления, смерти-рождения, прославление весёлого хода времени. Отметим, что, по мнению Вяч. Теория Бахтина оказалась способна многое охватить и объяснить в народной культуре. Вот почему целый ряд выдающихся учёных приняли теорию и развили её.

Бахтин пишет следующим образом По сути, теоретик имеет в виду тот же смех, который Бахтин назвал карнавальным: Русская масленица, несомненно, является родственной западноевропейскому карнавалу.

А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним.

Французские романтики, особенно Шатобриан и Гюго, относили его к небольшому числу величайших"гениев человечества" всех времен и народов.

Всегда были постоянные герои карнавала: в средневековой . инверсия вызывает смех, является сущностью смеховой культуры карнавала. .. значимые события, неоднократно воспроизводя страх, радость, горе, победу и т. п.

Выступал значимым компонентом средневековой и ренессансной народной культуры. Используется в современной философии культуры. По мнению Бахтина, не только Рабле, но и Дж. Сервантес оказались подвластны обаянию жизнеутверждающей и светлой атмосферы, свойственной К. Карнавальная культура обладала хорошо разработанной системой обрядово-зрелищных и жанровых форм, а также весьма глубокой жизненной философией, основными чертами которой Бахтин считал универсальность, амбивалентность то есть — в данном случае — восприятие бытия в постоянном изменении, вечном движении от смерти к рождению, от старого к новому, от отрицания к утверждению , неофициальность, утопизм, бесстрашие.

В ряду обрядово-зрелищных форм народной средневековой культуры Бахтин называл празднества карнавального типа и сопровождающие их а также и обычные гражданские церемониалы и обряды смеховые действа: Народная культура воплощалась также в различных словесных смеховых произведениях на латинском и на народных языках. Веселая вольница карнавального празднества порождала разнообразные формы и жанры неофициальной, а чаще всего и непристойной фамильярно-площадной речи, в значительной мере состоящей из ругательств, клятв и божбы.

Смеховая народная культура, будучи древней, архаичной по своим истокам, тем не менее предвосхитила некоторые фундаментальные философские концепты, которые специфичны для Нового времени. Именно поэтому понять Рабле и вообще ренессансную литературу невозможно без учета их связи с народной смеховой культурой. Эта свобода была легализована: В гротескной образности К.

Михаил Бахтин: смеховая культура

У Рабле брат Жан — воплощение могучей травестирующей и обновляющей силы низового демократического клира[49]. Вообще в романе Рабле можно найти достаточно богатый материал переряженных священных текстов и изречений, рассеянных повсюду. В переводе это значит:

проявления страха в культуре Средневековья. Особое внимание уделяется исследованию . в карнавальном мире превращается в веселые" смешные Побежденный страх выражается в форме уродливо-смешного, в .

Санкт-Петербург И к ним вряд ли можно отнести философию Бахтина: Если о таковой говорить, то в ней он — приемлем, принят, он свой, даже при всей его самобытности. Названная черта — отсутствие философской школы — едва ли не неизбежность для утвердившейся советской эпохи. Но своеобразие ситуации в том, что Бахтин именно мыслитель, он именно философствует: Другое дело, как продумывается, проверяется, оформляется идея.

Порой столь богатые интуициями русские мыслители оказываются ударенными тем или другим прозрением, жизненный вкус которого так явен, и подлинен, что прикосновение к реальности духа делается непосильным для — мысли, для критического осознавания, и человек становится жертвой идеи. Так у блестящего и искушенного Вяч. Иванова переживание дионисийского экстаза начинает, вместо того чтобы занять свое частное подобающее место, диктовать доминанту в картине мира. Подобное и у Бахтина:

Сколько стоит написать твою работу?

Выступал значимым компонентом средневековой и ренессансной народной культуры. Используется в современной философии культуры. Бахтина"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и"Ренессанса" первый вариант рукописи был завершен в ; первое издание - Москва, ; переведена на многие языки. Отказавшись от традиционалистских описаний социального фона эпохи Возрождения и от рассмотрения передовых взглядов Рабле-гуманиста, Бахтин сосредоточился на исследовании античных и особенно средневековых истоков романа Рабле"Гаргантюа и Пантагрюэль".

Говоря о таком явлении, как средневековый карнавал в Германии, Смех позволял компенсировать страхи, порождавшиеся нарушениями этих табу.

Выступал значимым компонентом средневековой и ренессансной народной культуры. Используется в современной философии культуры. Бахтина"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и"Ренессанса" первый вариант рукописи был завершен в ; первое издание - Москва, ; переведена на многие языки. Отказавшись от традиционалистских описаний социального фона эпохи Возрождения и от рассмотрения передовых взглядов Рабле-гуманиста, Бахтин сосредоточился на исследовании античных и особенно средневековых истоков романа Рабле"Гаргантюа и Пантагрюэль".

Алексеева,"народно-фольклорной традиции средневековья" ряд особенностей изучаемого произведения, давно казавшихся исследователям очень странными. Присущее"Гаргантюа и Пантагрюэлю" парадоксальное сочетание многочисленных"ученых" образов и простонародной а часто и непристойной комики Бахтин объяснил значимым воздействием на Рабле площадной смеховой культуры средневековья, возникшей в гораздо более ранний период, но достигшей своего полного расцвета к 16 в.

История Германии

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков [1] , так и частые переиздания его книг в и первой трети веков.

При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах. Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье.

Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. Народный смех и его формы – это, как мы уже сказали, наименее единой и целостной народно-смеховой, карнавальной культуры . Образы романтического гротеска бывают выражением страха перед миром.

Этот ритуал культивировался и в более поздний период. В целом маскирование в определенных границах затушевывало составные различия. Самый типичный издавна состоял из шелкового черного колпака, кружевной накидки, просторного плаща, треугольной шляпы и белой маски, которая полностью закрывала лицо. Маска — символ карнавала. С середины до конца века организацией карнавальных праздников занимались общества молодых аристократов, которые различались цветом чулок. Эту прекрасную традицию возродили только в году.

Разумеется, элементы карнавальной и маскарадной культуры, точнее, элементы, которые впоследствии войдут в состав карнавальной и маскарадной культуры, не находятся в мифе в антагонистическом противоречии, но дополняют и оттеняют друг друга; в обеих культурах они присутствуют, но выполняют там различные функции, занимают неодинаковое место по отношению друг к другу, вступают в неодинаковые связи и наполнены разным идейным содержанием. Одним из проявлений, симптомов кризиса общественного сознания стали, как и бывает обычно в кризисные периоды, активные поиски новых художественных форм, особенно заметные на фоне неторопливой эволюции искусства в — веках.

Карнавальная свобода ни в малейшей степени не предполагала каких бы то ни было ограничений, тогда как свобода, обретаемая на бале - маскараде, осознается как конвенциональная, условная, временная, недолговечная — и тем самым эфемерная. От него некуда уйти, ибо карнавал не знает пространственных границ. Во время карнавала можно жить только по его законам, то есть по законам карнавальной свободы.

Таким образом, обладая достаточно четко очерченными границами и во времени, и в пространстве, карнавал не задумывается о существовании этих границ, ощущает и воспринимает себя как лишенный границ.

Толстенький чувак оборал Олю Полякову по полной - УГАР!